Шевченко закликає об'єднуватись



Меню сайта

Пошук

Головна » Публікації » Стартап

Как заваривался кофейный кооператив «Черный»

«Сегодня ты можешь написать каждому леваку и спросить у него, почему он не в кооперативе? И он тебе ответит: «А что я буду там делать? Носками торговать? Зачем мне кооператив?» Вот скажи, почему твои друзья — заядлые критики наемного труда — до сих пор не организовали кооператив? Почему они не меняют организационный порядок?» — деловито рассуждает Артем, один из создателей первого московского кофейного кооператива «Черный». И в правду, почему?

Кооперативы в России имеют долгую, почти двухсотлетнюю историю, и отсчитывать ее стоит со времен дворянских оппозиционеров — именно декабристы стали «пионерами» артельного движения, организовав добровольное огородное хозяйство в читинском остроге. Термин «кооператив» стал использоваться гораздо позже, но «Большая» и «Малая артели», созданные при Петровском заводе все теми же участниками событий на Сенатской площади, были по своему подобию прообразом кооперации. Они также опирались на принципы совместного равного владения и взаимопомощи. Впоследствии примеров подобных отношений стало больше: приобретать товар в складчину и распределять прибыль поровну между пайщиками было выгодно.

Бум потребительской кооперации пришелся на годы Первой мировой: кооперативы стали «спасательным кругом» в условиях товарного дефицита и повсеместной спекуляции. Революция отнеслась к кооперативам двояко: сначала они были признаны важнейшим звеном в построении справедливых товарных отношений, но уже после НЭПа стало очевидно, что их деятельность ограничивается сверху. К 50-м годам сохранились лишь несколько видов коопераций.

Перестроечные годы с лозунгом «Больше демократии — больше социализма» даровали всем желающим возможность зарабатывать, развивая предпринимательский дух в русле кооперативного уклада. И многие стали использовать эту «жилку», откровенно пренебрегая ее исконной этикой. Сегодня кооперативы существуют, но по сравнению с другими формами экономических отношений, не столь распространены.

Вернуть кооперативный дух по всем принципам старой дворянской интеллигенции решилась команда ребят, которые выбрали сферой своего применения горячо любимый ими черный кофе.

Почему кооператив?

В книжном магазине «Циолковский» теперь пахнет не только отпечатанной литературой и виниловыми пластинками. Деревянная вывеска с буквой «Ч» у небольшой стойки, где помещается всего пара человек, сообщает посетителям о подробностях кофейной индустрии и этичном производстве, а также предлагает оценить свой черный свежесваренный кемекс. Кооперация «Черного» в лице Федора и Артема поведала о жизни и работе фермеров, особенностях прямой торговли и своих достижениях на кофейном поле.

«Наша история завертелась с вопроса о том, как и посредством чего можно воздействовать на современный социальный уклад. Мы перебрали всевозможные сферы применения, но разочаровались, не найдя действенных механизмов», — рассказывает о прошлых начинаниях Артем, у которого за плечами опыт организации нескольких социальных фестивалей. Артем и Федя — еще один «пайщик» и активист кооператива, — переглядываются и добавляют, что по-настоящему хорошей школой для них стала ассамблея «ОккупайАбай» на Чистых прудах: «Самое ценное — это опыт принятия решений консенсусом, причем в рамках огромной толпы, ну и, конечно, практика коллективного сосуществования».

«Я давно придерживаюсь условно левых взглядов, поэтому в свое время задумался, как сделать так, чтобы люди отдавали работе не по 40 или 50 часов в неделю, а всего лишь 20. Кооператив — результат нашего совместного анализа, по сути это самое простое, что можно придумать и реализовать. Ты не ждешь свершения социальной революции, а просто делаешь свой кооператив» — говорит выпускник философского факультета Артем, попутно пожимая руки посетителям книжного.

Почему это выгодно? Кооператив работает по принципу отсутствия прибавочной стоимости, которая обычно уходит владельцам компании. Но владельцев нет, и члены кооператива находятся в равных условиях, не являясь наемными работниками, следовательно, денег, распределяемых между ними, больше. Разделение труда так же не приветствуется: ребята берут на себя конкретные обязательства и задачи, но и в приготовлении кофе, и в продаже его посетителям участвует каждый из них. Свои планы и стратегию развития они обсуждают на собраниях, которые, по утверждению Федора, редко проходят тихо и спокойно: «Мы спорим, но всегда договариваемся».

Почему кофе?

«Сначала была идея открыть свой магазин с этичными товарами, рассчитанный не на 10 сведущих человек, а на большое количество разных людей — чтобы и туалетную бумагу из переработанного сырья можно было там купить. Потом стало понятно, что это нереально: требуется большой стартовый капитал, ведь приобретение подобных продуктов в России является большой проблемой. Мы отказались от этой идеи и пришли к кофе. Потому что, во-первых, он является одним из наиболее потребляемых продуктов, во-вторых, именно кофейная индустрия погрязла в эксплуатации и не отличается своей прозрачностью: так, фермеры собирают зерно по 60-80 центов за килограмм, а кофейни продают одну чашку втридорога. Мы задались вопросом почему так происходит, и как это работает. Оказалось, что между фермером и торговой точкой нет никакой прямой связи, а выстроена целая система.

Кофехантеры, которые «охотятся» и скупают лучшие ягоды, кофейные брокеры, аукционы, на которых этот кофе разыгрывается и приобретает высокую цену, компании, занимающиеся обжаркой и предлагающие уже готовые зерна владельцам кофеен — порой доходит до 15 звеньев! А началось все с того, что в 60-70-е годы фермеры стали массово продавать свои земли крупным компаниям, потому что не выдерживали конкуренцию. И шли к ним же наемными работниками.

Одновременно с этим появилась система Fair trade, которая позволила фермерам улучшить свое материальное положение. Эта схема выглядит так: организации «справедливой торговли» назначают нормы, которым фермер должен соответствовать, чтобы продавать свой кофе под знаком Fair trade: например, деревья должны расти на определенной высоте и в определенной почве, не допускается использование химических препаратов и удобрений, есть ограниченный объем производства, который выставляется на продажу. Если все соответствует этим требованиям, ты имеешь право подать заявку на аудит, чтобы представители организации проверили твой продукт.

Проблема в том, что эта процедура стоит определенных денег, и не каждый фермер может себе ее позволить. Неудобный нюанс содержится и в самих требованиях: Fair trade обеспечивает лишь частичный сбыт кофе. Несмотря на то, что фермер выращивает одинаковые по качеству кофейные ягоды, лишь часть продается по высокой цене, а вся остальная доля — уже без маркировки и за гроши. Выходит, в итоге, что подобные бюрократические «подвохи» являются причиной нераспространения этичного кофе.
Альтернатива ей — Direct trade, система прямой торговли, которая родилась в 90-е. Заключается она в том, что люди, которые обжаривают зерно и имеют свои кофейни, путешествуют на фермы, выбирая и покупая зерно самостоятельно, минуя всевозможные посреднические организации. Эта схема позволяет сделать индустрию абсолютно прозрачной — ты знаешь, сколько получает фермер, потому что ты платишь эти деньги сам, и можешь платить ему больше.

«Мы — не Direct trade, это нам пока не под силу, — продолжает Артем. — Когда мы начали писать нашу бизнес-концепцию, рассчитали, что чашка кофе в таких условиях будет стоить порядка 500 рублей, поскольку транспортировка в небольших контейнерах дороже, чем само зерно. Но нам очень повезло, что в России появилась компания, которая является партнером норвежской Nordic Approach, — на их сайте есть фотографии с детальным описанием фермерских кооперативов, расценки на ягоды и информация о том, сколько фермеры получают. Норвежцы, в свою очередь, сами ездят на фермы и покупают там зерно, а мы знаем, сколько они платят фермерам. Таким образом, мы работаем в рамках 3 звеньев. Страны, с которыми мы сотрудничаем через посредничество — это Гондурас, Сальвадор, Эфиопия, Кения.

То, что покупает наш кофейный кооператив, это Specialty Coffee, состоящий из отборных созревших зерен, поэтому стоит он дорого. Главное для спешалти — качество зерна, поэтому фермеру невыгодно продавать такой продукт большими объемами: в отличие от других, он получает хорошие деньги, и не кладет в мешки зеленые ягоды. Это рынок премиум. Схема качественного кофе позволяет жить фермеру и его семье благополучно, даже если это маленький сад, так как у них все равно есть 8-12 долларов за кг».
Как все заварилось?

«Мы искали 4 млн рублей, чтобы начать свое дело: обжаривать кофе и открыть кофейню. Но мы их не нашли — в рамках обычного займа на наших условиях никто не решился предоставить такую сумму. Зачем, если это не принесет прибыли? Мы не искали инвесторов, потому что у нас кооператив. Не факт, что у нас что-то сложится, поэтому возвращать эти деньги — большой риск и для нас, и для жертвователя. Мы нашли 500 тысяч, прописали бизнес-план и понеслось. Сейчас мы находимся в "Циолковском” на дружеских условиях. У нас есть зарегистрированный кооператив, свое оборудование, стойка, хотя на момент открытия в мае не было ничего. Нас 5 человек, мы сами регулируем свою рабочую неделю. Мы можем иметь столько рабочих часов, сколько захотим, налоги также варьируются, поскольку для кооперативов есть множество послаблений.
Прибыли пока нет — все деньги идут в дальнейший оборот. Мы также работаем на фестивалях, и весь доход зависит от проданных чашек. Чтобы кооператив функционировал на постоянной основе, все участники увольняются со своих основных работ. Кооператив — это наш способ заработка, поэтому денежная составляющая очень важна. При этом главным принципом работы является прозрачность — мы ежемесячно публикуем в сети финансовый отчет, рассказываем, сколько денег заработали, и куда они ушли».

Кооператив «Черный» использует стратегию открытого маркетинга: например, в «трудные дни» ребята устроили акцию, пригласив всех желающих встать в очередь за кофе. Они честно заявили, что средств не хватает, и для того, чтобы зарабатывать деньги, им требуется как минимум 60 чашек в день. Одним из последних достижений стал первый приз на конкурсе проектов «Городской маркет еды», а также запуск нового товара — холодного кофе в бутылках.

«Наш основной пиар — это моя мама, которая рассказывает о кооперативе своим подружкам», — шутит Федя, попутно наливая мне свежий кофе в биоразлагаемый стаканчик. На вопрос о том, почему кофе стоит именно столько, искусствовед сыплет цифрами: «30% — себестоимость: стоимость воды, зерна, фильтра и стаканчика. Остальное — маржинальная прибыль, которую мы не кладем в карман — есть склад и цех, которые тоже должны оплачиваться. Бумажный стаканчик стоит 8 рублей, в России он не производится, 2 рубля — крышка, фильтры стоят по-разному. Зерно — от 20 рублей за определенное количество грамм, в зависимости от сорта и региона. Человек не всегда стремится понять, почему существует именно такая цена, мы стараемся объяснять это каждому».

Кому заваривать?

Отвечая на вопрос о том, кому нужен их кофе, ребята делятся историей про армейскую кружку: один из посетителей книжного решил попробовать, чем угощает «Черный», и был впечатлен. Пообщавшись два часа с Федей, он узнал все про этот напиток, его сорта, приготовление. В итоге решился на покупку зерен. Участники кооператива объясняют, что когда люди пробуют, то часто возвращаются со словами: «Здравствуйте, сегодня я пил кемекс, теперь хочу оценить аэропресс».

«Здесь важно общаться и рассказывать, почему кофе должен быть этичным, как отличается вкус у каждого напитка, как устроен процесс, тогда начинается какой-то интерес. Человек переходит с обычного кофе, который он покупает в магазине и заваривает в армейской кружке, на кофе спешалти, задумывается о качестве и производстве», — замечает Федор, добавляя, что за весь день он продал всего пять чашек, но не мог несколько раз поднять трубку телефона, потому как общался с покупателями. «Если человек пришел в книжный, наверняка у него есть время. И он готов послушать историю про кооперативы или обсудить проблемы отношений между работниками и потребителями».

Большие надежды кооператив возлагает на «передвижную» историю. Ребята планируют «культурно стоять» с кофейными точками в разных районах Москвы. Скорее всего, это будут отдаленные места за пределами садового кольца, где, по мнению участников, крайне низкая событийная активность. «На моей улице даже в бадминтон не играют, — сетует Артем. — Мы хотим подать пример того, как люди могут просто продавать петрушку. Когда бабушка торгует зеленью, она чаще всего делает это из-за бедности, а покупают петрушку у нее из-за жалости. Это не те эмоции, которые мы должны друг к другу испытывать. Речь идет о том, что ты можешь просто выйти на улицу, зарегистрировав свой кооператив. Нам кажется, что наличие точки с кофе по дороге от метро к библиотеке растопит сознание жителей, которые будут делать подобные вещи».

Цель проекта — не только обеспечить себя финансами, но и показать другой уровень взаимоотношений. Трудовой процесс в рамках кооператива — это возможность контролировать себя и других участников, оставаться независимым от институций, проявлять ответственность и самоконтроль. В целом же ребята заинтересованы в распространении кооперативов и этичного производства в России: «Вопрос этики упирается не только в сырье, а в отношения между работниками внутри коллектива и с покупателями. Финансовые отчеты публикуются не просто так, а для того, чтобы человек видел, сколько мы положили себе в карман. Было бы здорово прийти в любой ресторан и узнать, сколько получает шеф-повар, обслуживающий персонал и сами собственники. И конечно, об этом бы никто не рассказал — «Коммерческая тайна, вы пытаетесь посчитать мои деньги». Это ведь тоже вопрос про этику — не только фермер, но и весь процесс. Мы хотим, чтобы люди задавались такими вопросами: сколько получает официант и собственник, как построен бизнес, почему товар имеет такую цену. Мы планируем проводить семинары, посвященные организации кооперативов. Мы ориентируемся не на левых, а на всю среду, ведь большая часть левых и так знала о кооперативах, но почему она не внутри них?»

Кофейный кооператив «Черный» может стать неплохим примером функционирования справедливых отношений, но будет ли этот опыт транслироваться — вопрос открытый. Ведь если левые знакомы с прелестями кооперативной этики и изъянами капиталистического уклада, то большинство россиян, которые также являются наемными работниками, скорее нет. И ожидание повсеместного открытия кооперативов было бы слишком оптимистичным.

Категорія: Стартап | Опубліковав користувач: Celvin (01 Вересня 2013)
Перегляди: 1152 | Комментарі: 5 | Рейтинг: 0.0/0
Кооперативний рухКооперація у світіКредитний кооператив
Сільськогосподарський кооперативСпоживчий кооперативВиробничий кооператив
Житлово-будівельний кооперативЛюдинаСтартап
Кількість коментарів: 2
2  
да и не только анархисты

1  
хорошо бы анархисты приняли это за пример и руководство к действию

Коментувати можуть лише зареєстровані користувачі.
[ Реєстрація | Вхід ]